Skip to content
Что там в Израиле? 6.06 – 13.06

Вне всяких сомнений, более всего на прошлой неделе всех волновал вопрос: какова же судьба новой, сформированной неделей ранее правительственной коалиции и переживет ли она свою присягу. Говорим сегодня о коалиционных соглашениях, что они означают, о сторонах, подписавших их и что их ожидает.

Новое правительство
Кратко: подписанные предварительные соглашения, позволившие Яиру Лапиду сообщить о готовности собрать правительство привели к подписанию окончательных коалиционных соглашений между партиями в пятницу, 10 июня, и к голосованию по вотуму доверия новому правительству в воскресенье, 13 июня. Нафтали Беннет - новый премьер-министр Израиля, которого согласно договоренности между париями коалиции, через два года сменит на этом посту Яир Лапид. Биньямин Нетаниягу и его блок, впервые за 12 лет, - в оппозиции.
  • 1

    Что за коалиционные соглашения?

    Так как ни одна партия за всю историю Израиля не получала абсолютного большинства мест в парламенте (61+), возникает необходимость в коалиционном правительстве, то есть объединении нескольких партий, обеспечивающих большинство голосов в Кнессете. После выборов начинаются коалиционные переговоры. Чаще всего это происходит между партиями одного блока, то есть схожими в идеологии или целях. Однако даже в этом случае это рождает большой простор для "торговли", тем более – если переговоры ведут идеологически далекие фракцииПарадоксальным образом, нередко в наибольшем выигрыше оказываются сравнительно небольшие фракции, без которых большие партии не могут получить искомое парламентское большинство – и в итоге, вынуждены предоставлять своим «младшим партнерам» ресурсы и возможности, превосходящие их реальный электоральный вес

  • 2

    А о чем торгуются?

    В основном о числе и «весе» портфелей министров и заместителей министров, руководстве парламентскими комиссиями, приоритетах в распределении государственного бюджета и о базовых идеологических направлениях (кавей есод) деятельности исполнительной власти. То есть какие вопросы будут подняты правительством, как они будут решаться, в каком направлении будут действовать, каковы основные векторы и границы. Структурно соглашение с каждой партией открывается общими пунктами о том что стороны обязуются работать вместе, сообща, действовать в интересах коалиции, затем распределяются должности, а уже потом какие вопросы коалиция будет продвигать.

  • 3

    Значит ли это что все это будет выполнено?

    Что касается портфелей - да. Но вот идеологические вопросы иногда могут быть обозначены более декларативно, чтобы убедить своего избирателя на этапе формирования коалиции: предвыборные обещания не забыты. В более ординарной ситуации, когда коалиция идеологически более однородна – это да, может служить неким наброском плана действий. Однако в нынешней ситуации очевидно, что к примеру, задекларированные светской правой партией Наш дом Израиль и левыми Авода и Мерец, стремления реформирования принципов статуса-кво во взаимоотношениях религии и государства (режим работы предприятий, транспорта и сферы услуг в шабат, религиозные и гражданские браки, статус неортодоксальных иудейских общин,  и т.д.), встретят сопротивление имеющих право вето в таких вопросах двух других правых партий – Тиква Хадаша и Ямина. Как, впрочем, у указанных правых партий по тем же самым причинам (даже не учитывая американского давления) будут сложности с возобновлением масштабного строительства в еврейских поселениях за «Зеленой чертой» или реализацией планов по распространению суверенитета Израиля на часть территорий Иудеи и Самарии. Поэтому в израильских СМИ и со слов самих политиков существует консенсус, что подобные вопросы, в виду своей конфликтной сущности в данную каденцию подниматься не будут. Но жизнь покажет.

  • 4

    Правые, левые... Все про это говорят, но в чем суть?

    Если мы говорим об исторической перспективе, то это тема отдельного разбора, лекции или даже курса. Если мы говорим о дне сегодняшнем, то серьезные различия мы найдем в двух областях: арабо-израильский конфликт и отношения религии и государства. И здесь нужно понимать, что взгляды очень трудно обобщить, ведь как справа, так и слева они представлены целым спектром мнений.

    Но если мы все же попробуем грубо обобщить, то левый подход видит решение конфликта в сфере размежевание с палестинскими арабами  либо путем договорённости с ООП по схеме «два государства для двух народов», с четкими и взаимоприемлемыми границами между ними, либо с помощью ухода с большей части контролируемых ЦАХАЛом территорий в одностороннем порядке. Характеризуется он стремлением продолжать вести переговоры в надежде прийти к мирному соглашению. Правый же подход разнится от сохранения статуса-кво и отказа вести переговоры с палестинскими лидерами, поддерживающими террор, до частичной и полной аннексии территорий Иудеи и Самарии. Характеризуется он практически полным неверием в возможность мирных договоров пока идеология главенствующих палестинских организаций не изменится в конструктивную сторону признания или хотя бы принятия факта существования еврейского государства на заданных территориях.

    В отношении же религии и государства имеется размежевание между сторонниками смещения статус-кво в сторону секуляризации некоторых сфер общественной жизни (бракосочетание, разводы, похороны, определение еврейства, режим соблюдения субботы в общественном пространстве) и вывод этих сфер из исключительной компетенции ортодоксального раввината. Мотивируется этот подход необходимостью расширения свободы выбора личности. Сторонники другого подхода, аргументируя его необходимостью сохранения еврейского характера государства, напротив, настаивают на сохранении (в случае не сугубо религиозных партий) или даже резком усилении (в случае строго религиозных секторальных партий) религиозного компонента в сфере государственных и частных услуг (транспорт в Шабат, обязательный кашрут в госучреждениях, обязательное преподавание ТаНаХа в школах и т.д.), а. В прошлом, если первый подход был прерогативой левого лагеря, а правые чаще настаивали на соблюдении статус-кво в его наиболее консервативной версии, то сегодня сторонники и того, и другого подхода имеются – разумеется, в разных пропорциях, в каждом из двух партийно-политических лагерей.

    Конечно, помимо острых идеологических разночтений, существует целый ряд других вопросов на повестке дня одного и другого лагеря, в некоторой степени сохраняются например и классические различия во взглядах на экономическую составляющую, однако в этих вопросах также не всегда уже однозначно можно сказать что все левые и лево-центристские партии непременно выступают за более государственную и социальную экономику, а все правые партии - за полную свободу рынка.

  • 5

    Почему все так беспокоились до присяги, все же было подписано до?

    Присяге предшествует голосование в полном составе Кнессета о вотуме доверия новому правительству. Необходима победа любого большинства. На депутатов всех партий, в особенности правых, оказывалось большое давление, в последний момент в Ликуде звучали очень заманчивые предложения в попытке найти перебежчиков, устраивал.

    Кроме того, когда интересы учитываются по возможному максимуму, но все же никогда не на 100% и портфели распределены определенным образом, всегда остаются недовольные, кто чувствует, что что-то недополучил. Такие депутаты могут в последний момент проголосовать против. Так и вышло, что один депутат из Объединенного арабского списка (Ра’ам) воздержался, что дало правительству перевес всего в один голос (60 против 59). А депутат от партии Наш Дом Израиль Эли Авидар, поссорившись с главой партии Авигдором Либерманом проголосовал за, но обещал действовать по своему личному усмотрению в будущих голосованиях коалиции.

    Помимо прочего, в Израиле еще свежи воспоминания и в эти дни в прессе активно обсуждали то, что вошло в политическую историю как "Грязный трюк" ("Таргиль Масриах"), когда в 90-м году, правительство единства Ицхака Шамира провалило голосование в Кнессете перед присягой в виду в того что Шимон Перес тайно подговорил нескольких депутатов от партии ШАС не явиться на голосование.

    Но так или иначе, голосование было проведено и 36-е правительство Израиля прошло присягу и уже начало свою работу.

  • 6

    Окей, что дальше?

    Первым испытанием коалиции, по мнению политических обозревателей, станет принятие бюджета в ближайшие месяцы. Распределение бюджетов, как известно, вопрос крайне деликатный, где по возможности все интересы должны быть учтены. Это и вызывает опасение в отношении столь разношерстной коалиции.

  • Поделиться

    Подписаться на нас